“Stranger” Димаша – детальный анализ вокала

Я уже делился “по горячим следам” общими впечатлениями от песни “Stranger”, когда состоялась её премьера. Сегодня же хочется более подробно остановиться на вокале и, забегая вперёд, стоит заверить, что этот сингл как никакой другой заслуживает детального анализа в этом плане. Дело в том, что на первый взгляд композиция может показаться довольно-таки простой из-за часто повторяющегося однообразного мелодического рисунка (по сути одна и та же короткая мелодия повторяется большую часть произведения – она звучит и в партиях кобыза, и неоднократно устами Димаша). Но это кажется только на первый взгляд. На самом же деле, при исполнении этой композиции, Димаш использует массу невероятных нюансов, техник, смену регистров и тональностей. Можно утверждать, что песня является самой сложной и нагруженной по вокальным нюансам и приемам во всём репертуаре Димаша.

От других певцов Димаша отличают: диапазон, вокальная гибкость и подвижность голоса, контроль, техника, мощь и выносливость, вокальная интуиция, развитое музыкальное мышление и фантазия. Есть множество певцов, которые умеют брать экстремально низкие или высокие ноты, но в их голосах существуют недостаточно развитые места. Димаш находится в своей особой лиге, его голос равномерно развит во всех регистрах и не имеет слабых мест. Его сценическое присутствие и погружение в музыкальный материал просто потрясают. Его тело реагирует и акцентирует каждое мгновение исполняемой композиции. И рассматриваемая песня – яркий пример всему сказанному об артисте.

Итак, давайте “пройдемся” по выступлению и подробно остановимся на каждом фрагменте, уделив особое внимание запеву, чтобы убедиться, сколько приемов и техник Димаш использует во вступительной, короткой части.

Стоит напомнить, что Димаш в своих вокальных аранжировках всегда придерживается определенной схемы: вступительная часть, как правило, звучит тихо, затем идет постепенное развитие с нарастанием динамики, экспрессии и, обычно, мощная кульминация. “Чужестранец” – не исключение.

Запев

После вступительной партии кобыза начинается запев, который исполняется в малой и первой октавах. Димаш начинает петь очень мягко и вкрадчиво на придыхании разными способами, используя различные виды вибрато от диафрагменного до гортанного, с разной амплитудой и частотой.
В конце запева убирает придыхание и вибрато, и поет последнюю ноту ровно, с большим количеством воздуха и заканчивает фразу эффектным, коротким флипом (flips).

Запев c флипом в конце

Самая низкая нота здесь – “ми-бемоль” малой октавы, а самая высокая – “ми-бемоль” первой октавы.

Следует ещё один проигрыш кобыза…

Бас от Димаша

Подходим, пожалуй, к одному из самых интересных отрезков всего произведения, где Димаш, вдруг, неожиданно запел чудовищно низким голосом, спустившись в басовую тональность и при этом сохраняя полноту, гибкость и подвижность голоса. Это был уже не “привычный” для него баритон, а самый что ни на есть бас! Согласитесь, что этот момент был неожиданным, так как мы уже привыкли ко всякого рода сверхвысоким нотам от Димаша, но подобные сверхнизкие слышим впервые – яркий пример того, что артист не стоит на месте, а продолжает свое развитие и расширяет творческие горизонты. Во всяком случае ваш покорный слуга ничего подобного в его исполнении еще не слышал.
Этот отрезок был спет в большой и малой октавах.
Самый низкий звук – “до” большой октавы (для природного тенора, коим является Димаш, это невероятно низко). Вот он:

Басовый голос

Самый высокий – “до” малой октавы.

Справка:
Диапазон баритона: "ля" большой октавы — "ля" первой октавы.
Диапазон баса: от "ми", "фа" большой октавы до "ми", "фа", "фа-диез", "соль" первой октавы.



Далее переходит в красивый микст, при этом не слышны сложные переходы и переключения из регистра в регистр.
Эта часть поётся в малой и первой октавах.
Диапазон голоса Димаша в этом фрагменте лежит между “фа” малой октавы и “фа” первой.

Красивый отрезок после баса



Идём дальше. Меняется мелодический рисунок и следующий музыкальный фрагмент исполняется в академической манере с заниженной гортанью и собранным звуком. Димаш отлично умеет управлять и контролировать свои вокальные пути. Если он их укорачивает, то голос звучит ярче, если удлиняет, то голос звучит глубже и богаче.

Академический вокал на фоне задорной флейты

Поёт эту часть в первой октаве, самая высокая нота отрезка – “си-бемоль” первой октавы.

Проигрыш кобыза…

Вокализ

Вокализ, происходит смена тональности. Аранжировку вокализа можно разбить на четыре части.

Первую часть поет с использованием йоделя, как бы с легким надрывом. Высокие ноты поет с большой глубиной и красивым тоном.
Самый низкий звук в этой части – “соль” малой октавы.
Самый высокий “соль” первой.

Йодль

Вторая часть поется в стиле этно – звучит роскошная восточная мелизматика (мугамы).
Самый низкая нота в этой части – “соль” первой октавы.
Самая высокая – “фа” второй.

Мугамы

В третьей части вокализа переносится в свистковый регистр.
Самый низкий звук – “до” второй октавы.
Самый высокий – “до” третьей.

Свистковый регистр в деле

Четвертая часть звучит в третьей октаве. В этой последней музыкальной фразе наблюдается свисток с “флажолетом”.
Самый низкий звук в этой части – “си-бемоль” второй октавы
Самый высокий “фа” третьей октавы (это невероятно высоко).

Свисток с “флажолетом”

После вокализа следует фрагмент, где меняется тональность и он резко опускается в первую октаву.
Диапазон отрезка лежит между “ля” малой октавы – “ля” первой.


Кода

Перед большим кульминационным моментом поёт отрывисто (вычленяя каждое слово). В этой части самая низкая нота – “ми” первой октавы.

Заканчивает петь бэлтинговым микстом (смешанным звуком) в открытой позиции. Кульминация выступления – мощно звучащая заключительная нота “фа-диез” второй октавы с красивым вибрато и продолжительностью внушительные 19+ секунд.

Небольшая справка:


Резюме

Димаш поёт “Чужестранца” от “до” большой октавы до “фа” третьей октавы, тем самым, общий диапазон его вокала в этом номере составил четыре октавы и два тона! Вот как этот диапазон выглядит наглядно:

Для сравнения, вот как выглядел диапазон вокала в Аве Марии:

Интересные факты: обратите внимание, что в обеих композициях высочайшей спетой нотой стала “фа” третьей октавы, а общий диапазон в “Страннике” ровно в 2 раза больше (можно посчитать по количеству задействованных клавиш)!

Понятно, что выступление было не “живое”, а под фонограмму. На это указывают: отсутствие громких вдохов и прочих шумов, слишком идеальное и “вылизанное” исполнение без единой помарки, непоколебимость сложнейшей финальной ноты при падении на колени, отсутствие звукоснимателя на кобызе и окончания звука инструмента с реверберацией, в конце концов, басовая партия по громкости не уступает остальной части, хотя так быть не должно (чтобы спуститься на такие сверхнизкие для тенора ноты, все-таки требуется пропеть такие фразы относительно негромким голосом). Да и давно не секрет, что на Новой волне практически все выступления идут под плюс – это требование организаторов.

Хотя, выступление было и под фонограмму, но слышно, что в студии певцом была проделана колоссальная работа. Нигде не слышно явного грубого тюнинга, голос звучит красиво, полетно и естественно – такого эффекта искусственно добиться невозможно. При желании, даже можно обнаружить след того, что в студии не сильно “утюжили” материал и не подвергали его глубокой обработке. Например, взгляните на этот милый фрагмент, где после слова “have” у Димаша так естественно “цьмокнуло” во рту, что говорит о том, что запись производилась с минимальным количеством “проходов” – я не думаю, что звукоинженер, который работал с записью, элементарно не доглядел этот момент:

За исключением этого момента, звучание песни было, скорее, на уровне студийного, нежели лайва с его шероховатостями, но нужно отдать должное Димашу и его таланту, так как очевидно, что на сегодняшний день даже в студии ни один певец на планете не способен записать столь нагруженное выступление. Как итог – в студии любому артисту можно ощутимо “подтянуть” голос, но со способностями Димаша в студии можно творить просто чудеса, на которые другие не способны! В данном случае “Чужестранец” – это и есть чудо.


Выражаю благодарность Марине Цветковой за помощь в подготовке материала.

Комментарии309